Тема настоящего сообщения связана с вопросом о мастерах-палешанах, работающих на Вятке по росписям храмов в конце XIX века.

Основной корпус работ по декоративному убранству, выполненной бригадой мастеров Льва Парилова из села Палех, связан, разумеется, с росписями Успенского собора Трифонова монастыря в 1895 году.1 Однако, результаты экспедиции июля 2007 года, выявили памятник по уровню художественной значимости, не менее интересный – росписи храма села Русские Краи Кикнурского района.

Прошедшая экспедиция проходила по благословению Митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа со 2 по 15 июля 2007 года на территории Кикнурского благочинного округа; организаторами экспедиции выступили Вятская епархия и Вятский государственный университет. Экспедиция проходила в формате изучения дисциплины «История церковного искусства» на кафедре Технология художественной обработки материалов Вятского государственного университета. Содержание данной дисциплины предполагает знакомство с отечественным церковным искусством X-XX веков и имеет существенную составляющую по изучению церковного искусства и духовной культуры Вятской земли. Цель – искусствоведческое выявление наиболее ценных памятников монументально-декоративного убранства. Настенная живопись храмов Кикнурского благочинного округа принадлежит, в основном, ХIХ веку, который уже «ушел» и «унес», к сожалению, с собой много того, что представляет историческую и художественную ценность. Ведутся работы по изучению и обработке собранных материалов по монументально-декоративному убранству церкви Владимирской Богоматери 1913 года архитектора И.А. Чарушина в селе Шапта и деревянной церкви 1893 года Николая Чудотворца архитектора А.С. Андреева.

Без преувеличения, экспедиционной удачей следует назвать обнаруженные в достаточно хорошем состоянии, в первозданном виде (без поновлений) росписи храма Святой Троицы села Русские Краи. Их выполнила артель Льва Ивановича Парилова из села Палех в 1899 году. Росписи Троицкой церкви – серьезная профессиональная работа, говоря языком специалистов «поздний Палех». Ведется прочтение сложной иконографической программы живописи храма, которое потребовало дополнительной работы в Российской национальной библиотеке Санкт-Петербурга,2 консультаций с потомственными иконописцами Ольгой Михайловной и Вадимом Борисовичем Париловыми, проживающими в селе Палех, архивных изысканий и других исследований.

Программа росписи, выполненная палешанами, оригинальна, и на сегодняшний день до конца не прочитана, однако, полученные на наш взгляд, интересные промежуточные результаты, имеют право на публикацию.

Следует отметить несомненную ценность более ранних публикаций И.В. Беровой и Е.Л. Скопина3 по исследованию храмовой архитектуры данного района. К большому сожалению, сведения представленные на 1999 год и современное состояние храмов, значительно разнятся: так по вышеуказанным публикациям 1999-2000 года стенопись мастеров бригады Л. И. Парилова существовала также в храме села Кокшага Кикнурского района; на сегодняшний день живопись огромного, 86-метрового храма,4 полностью утрачена.

Необычайно ценны сведения по изучению вопросов истории местного краеведа, патриота края Шарыгина В. А. : «Село Русские Краи было вторым по величине и экономическому развитию в Яранском уезде. Расположенное на открытой ровной местности, окаймленной дремучими лесами, находилось в 28-и верстах, где жил благочинный. Идея строительства храма принадлежит священнику Александру Андреевичу Селивановскому. Оно было начато в 1863 году с благословения преосвященного Агафангела. Каменная церковь открылась в 1867 году, а полностью ее возведение закончилось через 15 лет. Росписи производили художники из знаменитого Палеха. В храме имелось 5 престолов. Первым священником стал Александр Селивановский.  С открытием церкви починок Русские Краи превратился в село – центр Троицкого прихода, состоящий из 48 селений с расстоянием от 3 до 17 верст. Прихожан числилось: православных русских 4483 мужского пола и 46 – женского; крещеных марийцев 291 мужского и 324 женского. Старообрядцев 160 человек. Притча по штату полагалось: 2 священника, диакон, 2 псаломщика. Усадебной земли было 3 десятины 336 сажен, пахотной – 80, сенокосной – 16 десятин и 9 десятин 58 сажен неудобиц. По инициативе и при активном участии о. Александра в Русских Краях было построено двухэтажное здание каменное мужского Народного училища и женской Церковно-приходской школы. В приходе открылись: земская школа в деревне Светлаки, церковно-приходская в деревне Коржавино, школа грамоты в деревне Горелые Поляны, инородческая школа грамоты в деревне Типаево. В селе появились волостное правление, фельдшерский пункт и почтово-телеграфное отделение. Сященник умер в 1913 году в 88 лет. Троицкую церковь закрыли в 1935 году. Вновь открыли через 11 лет решением исполкома Кикнурского района »5

Живопись храма Святой Троицы выполнена темперными красками по штукатурной основе и покрывает купол, барабан, паруса, подпружные арки с опорами, алтарь, иконостас, северную, южную и западную стену. На сегодняшний день иконографическая программа росписи прочитана частично, по дальнейшему прочтению стенописи ведутся консультации с О. и В. Париловыми.

Авторство Париловых не вызывает сомнения, хотя и документально на сегодняшний день не подтверждается. Однако об этом свидетельствует хорошо сохранившаяся роспись художников, расположенная горизонтально на опорах столпов, и фланкирующая иконостас. Текст слева прочитан дословно: «Живопись сия освящена по благословению Его Преосвященства Преосвященнейшего Алексия епископа Вятск. и Слободск. в лето от Рождества Христова 1900г. октября 15 дня при державе благочестивейшего Государя нашего […] Николая Александровича и при строителе храма сего священ. иерее о. Александре Селивановском». Текст справа: «Исполненная в 1899х900гг. художником иконописцем и живописцем Львом Иванов. Париловым из села Палех Владимирской губ.» Третья строка на левой росписи закрашена жидкоразведенной черной краской, стекающей на три последующие строки. Два слова из закрашенных «Николая Александровича» возможно прочитать. В данном случае художники помещают роспись на видном месте, на востоке, справа и слева от иконостаса, в отличие от Вятского Успенского собора на лестнице, ведущей на хоры. Здесь они чувствуют себя очень уверенно, осознают свою значимость и уровень своей работы.

Версия, высказанная ранее о работе здесь бригады Якова Ивановича Парилова6 не находит подтверждения ни при визуальном осмотре росписи, не подтверждается и потомственными иконописцами Париловыми, за отсутствием в роду имени Якова.7

На восьмигранном своде главы, в обрамлении плотного орнамента, находятся восемь изображений. Главный сюжет Воскресения Христа выполнен в варианте явления воскресшего Иисуса Христа женам-мироносицам с коленопреклоненным ангелом. Семь изображений – силы небесные; расположены cлева направо: Архангел Салафиил как молитвенник изображен с руками, сложенными крестом на груди. Святой архангел Иегудиил держит в правой руке золотой венец как награду от Бога за благочистивые труды, в левой руке – плеть как наказание грешным за леность к трудам. Архангел Гавриил изображен с фонарем, внутри которого горит свеча, и лилией, принесенной им для Богоматери. Архистратиг Михаил изображен как воин c огненным мечом, щитом и белой хоругвью. Архангел Рафаил в левой руке держит алавастр с врачебными средствами и выступает как ангел-хранитель. Архангел Уриил – с мечом и пламенем в руке. Архангел Варахиил изображен со множеством розовых цветов за молитвы, труды и нравственное поведение людей.

Вертикальные смежные простенки между окнами на барабане оставлены свободными; под окнами горизонтально написаны четыре сюжета:

«Явление Господа всем ученикам и Фоме», «Явление Господа на Тивериадском озере», «Явление Господа Марии Магдалине», «Сошествие Святого духа на апостолов». В обильном орнаментальном поле расположены четыре медальона с изображениями: святитель Филипп Московский, святитель Алексий митрополит Московский, святитель Иона Московский, святитель Петр митрополит Московский.

Паруса были решены художниками традиционно, но, к сожалению, существенно пострадали. Сохранились лишь лики от прежде существующих полноростовых фигур евангелистов: Марк, Матфей, Лука, Иоанн.

Алтарная часть храма до сегодняшних дней дошла к нам в достаточно хорошем состоянии. Это роспись высокого художественного достоинства, выполненная уверенной профессиональной рукой. Авторство мастеров бригады Парилова здесь неоспоримо. Общий замысел декоративного решения полукупола апсиды – небесная литургия. Центральная фигура – Иисус Христос – Великий Архиерей. Он облачен в саккос, омофор, епитрахиль. Вокруг – литургическое шествие ангелов в облачениях священников и диаконов. Венчает композицию Дух святой в образе голубя. Связующим звеном композиции является изображение серафима и херувимов. Вторым ярусом в простенках между окнами изображены слева направо отцы церкви: Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, а также святой Александр Невский. Нижним доцокольным ярусом в простенках между окнами апсиды горизонтальными композициями расположены сюжеты «Благовещение» и «Поклонение волхвов». В центре дуги арки находится медальон, в котором находится поясное изображение Господа Саваофа, благословляющего двумя руками, ниже – изображения херувимов. Справа и слева дугу апсиды фланкируют ростовые изображения архангелов в продолжении основной литургической темы; они изображены в стихарях с поручами, в руках держат рипиды с изображениями херувимов. Общее решение росписи отличает графичность, легкость, виртуозность, музыкальность, декоративность, орнаментальность, высокий уровень ремесла.

Западную стену занимает сюжет «Страшный суд». Композиционно все пространство стены условно поделено на три яруса. Верхний ярус – Господь Саваоф, благословляющий двумя руками в окружении серафимов. Надписание гласит: «Господь Саваоф». Ниже в центре – торжественно восседающий на троне Христос – Судия мира с крестом и раскрытой книгой слов и дел человеческих в окружении символов евангелистов. Ему предстоят коленопреклоненный Иоанн Предтеча и Богоматерь, склонившаяся к плечу. За Христом, по сторонам от центральной группы сидят двенадцать апостолов, за ними – ангелы, стражи небесные. За апостолами – «народы», идущие на суд: cправа – праведники, слева – грешники. Далее, ниже, четыре трубящих ангела. Композиционным центром росписи является ростовое изображение с надписанием «Ангел Великого Совета» с весами и свитком. Рядом с ним – Адам и Ева – первые люди земли. В нижней части композиции – сюжет «Земля и море, отдающие мертвецов». Надписание композиции фризом: «Картина страшнаго суда Божия». Большое место отведено изображению «геенны огненной» и змея – олицетворения греха. На кольцах змия начертаны названия грехов: «лживость», «осуждение», «чревоугодие», «леность», «сребролюбие», «зависть», «гордость», «гнев», «злопамятство», «убийство», «чародейство», «блуд», «прелюбодейство», «садомия», «ересь», «немилость», «татьба», «неправда». Грешники изображены отходящими от Христа и падающими в огненную реку.

Цветовое решение западной стены выполнено в иссине-черно-красной цветовой гамме. Это сложная композиция, достаточно редко встречающаяся в ХIХ веке вообще в монументальной живописи, а на Вятке – для нас единственный известный на сегодняшний день случай.

Трехъярусный иконостас храма весьма сложно отнести к работе палешан. Это очевидно при визуальном сравнении образов, цветовой гамме и стилевым признакам. Однако, в теплом храме на левых дверях иконостаса сохранился весьма любопытный фрагмент более раннего иконостаса, который в достаточно большой степени соответствует палехскому стилю. К сожалению, документального подтверждения ни первому, ни второму тезису на сегодняшний день, по объективным причинам, обнаружить не удалось.

Таким образом, в селе Русские Краи мы имеем еще один ансамбль росписей, выполненный бригадой Льва Ивановича Парилова. В сравнении с Успенским собором Вятки, живопись здесь выполнена позже, в 1899-1900 годах. Общее решение ансамбля, несмотря на незавершенное прочтение программы, уже возможно предварительно охарактеризовать. Это оригинальная живописная программа с тенденцией на поучительность и назидательность, которая происходит, скорее всего, от заказчика – священника Александра Селивановского, просветительская сущность и подвижничество которого ощутимо во всех его начинаниях.

Рука «личника» бригады – Павла Парилова, сына Льва Ивановича – здесь узнаваема, но в сравнении с вятской живописью – более уверенна: в ней уже чувствуется приобретенный художником опыт. Решение плоскостей стен не содержит деление на ярусы, что обычно присуще палешанам, а содержит большие цельные композиции. Сочетание монументальности с обильной орнаментальностью делает ансамбль необычайно торжественным. Повествовательность, многофигурность, жанровость, многосложность композиционных решений на больших пространствах не пугают палешан, которым вообще присуща смелость новых декоративно- пространственных решений.

Изучать церковную живопись ХIХ века с искусствоведческих позиций до недавних пор было делом неблагодарным. Незаслуженно оттесненная на периферию научного внимания, живопись храмов осталась порой не выявленной, порой недооцененной, а посему и безвозмездно утраченной во многих случаях. Наша задача – зафиксировать то, что еще осталось, привлечь внимание общественности, попытаться внести свой посильный вклад во всеобъемлющий процесс возрождения духовной культуры Вятской земли.

 1 Кривошеина Н.В. Настенная живопись Успенского собора Трифонова монастыря: особенности иконографической программы прославляющего цикла // Святой Преподобный Трифон Вятский чудотворец в иконографии XVII-XX веков : монография / Н.В. Кривошеина. – Киров, 2006. – С. 111 – 116.

 2 Парилов Л.И. Краткая история церковной живописи и прейскурант Льва Ивановича Парилова // Cамарские епарх. вед. – Уфа, 1901г. – 27с.

 3 Берова И.В. Культовый архитектурный ансамбль в селе Русские Краи – труды священника Александра Cеливановского // Материалы и исследования (1994-1997) / Кировский художественный музей имени в В.М. и А.М. Васнецовых. — Киров, 2000. — С.161-165. Берова И.В., Скопин Е.Л., Памятники архитектуры Кировской области. Арбажский и Кикнурский р-ны. : Матер. к своду памятников истории и культуры Кировской области. Киров, 1999, — 84с.

 4 Берова И.В., Скопин Е.Л. Памятники архитектуры … – С.45.

 5 Шарыгин В. А. Русские краи, Троицкая церковь // Вятский епарх. вестн. — 1994. -. №6.

 6 Берова И.В., Культовый архитектурный ансамбль … С.163

 7 Частная переписка от 28.08.2007