Кукарка

Считается, что слобода Кукарка (с 1918 г. город Советск Кировской обл.) основана в конце XVI века. Она расположена в месте слияния трех рек: Немды, Пижмы и Вятки. Вблизи города находится городище (у дер. Городище) со слоями от VIII в. до н.э. до XI в. н.э. К слову, выходцы из слободы 17 лет подряд возглавляли правительство СССР (А.И. Рыков с 1924 по 1930 г. и В.М. Молотов с 1930 по 1941 г.).

При этимологизации ойконима Кукарка сразу напрашивается выделить элемент -кар, означающий город. Это слово иранского происхождения попало в современные пермские языки (Кудымкар и Сыктывкар), но в данном случае остается основа ку-, которая в близких языках ничего не означает.

В то же время лингвистически безупречно название Кукарка выводится из лит. kaukara(s) «холм», «вершина горы».

Деминутивный суффикс -к- появился, скорее всего, уже в позднее время на русской почве и подчеркивал незначительность поселения, каковым оно и было в XVI веке.

Балтийскому дифтонгу au почти всегда соответствует рус. у:

прус. caune ( произносится kaune) – рус. куница;

лит. kaūkti «выть», «плакать» — рус. диал. кукситься;

лит. aumenys «разум» – рус. ум;

др. лтш. aulis – рус. улей;

лит. maūlyti «докучливо просить», «клянчить» – вятск. диал. мулить «выпрашивать», «выманивать чужое» (Васнецов. 96) и т.д.

Происходит монофтонгизация и в самих балтийских языках, например:

лит. baūbti «кричать» > būbti;

лит. laužti «ломать(ся)» > lūžti.

Т.о. литовскому kaukara закономерно соответствует на русской почве *Кукара, а с признаком топонимической деминутивности – Кукарка.

Этимологически kaukara (в м. р. kaukaras) восходит к и.-е. *kou-k- (*keu-k-) «высокий» и «изогнутый». Первое значение сохранилось в славянских, балтийских, германских, фракийских и тохарском Б языках: кроме приведенного выше – гот. hauhs, тохар. Б kauc «высокий», др.-исл. haugr «холм», рус. куча. Во фракийском основа была καυκ- с разными суффиксами: -ασ-/-αλ-/-αρ-/-αν- (Откупщиков Ю.В. « Καυκασος»// 43. С. 311 – 318).

Мы видим, что наиболее близкие к рассматриваемому топониму слова с этим корнем, совпадающие также и суффиксами, отмечены в литовском (балтийском) и фракийском языках. Соответственно, и близкие топонимы находятся в топонимических ареалах этих языков:

дер. Кукара Кикнурского р-на Кировской обл. на р. Б. Кокшага (гидроним балтославянского происхождения), рядом расположено с. Шешурга Тужинского р-на при лтш. seši urgā «шесть ручьев» и лит. šeši «шесть»;

дер. Кукары Шумерлинского р-на в Чувашии на р. Куснарке при лтш. kust (корень kus-) «таять» (т.е. название реки можно истолковать как «Талица», «Талажанка»); рядом расположены ойконимы Словаши и Буртасы, носящие этнонимический характер; это означает, что и ойконим Кукары может быть отражением неизвестного этнонима (возможная семантика «высокие» этому не противоречит); вообще говоря, балтийская топонимия на Средней Волге не редкость, что может быть истолковано тем, что на этой территории в I тыс. н.э. обитали племена именьковской культуры, которых относят к балтославянским (66. С.280; 44. Сс. 158, 229);

хутор Kukari, Aulejas pag., в Латвии;

топоним Καυκαρα на о-ве Хиос в Эгейском море (Boardman J. 86); до греков побережье Малой Азии (в т.ч. и древнюю Трою) и острова Эгейского моря заселяли фракийцы или близкие к ним по языку (палеобалканские) народы.

Отметим, что, по мнению Откупщикова, топоним Кавказ произошел от того же корня, но с другим суффиксом. Это название появилось в греческой литературе после похода Александра Македонского, этнического фракийца. Дифтонг αυ перешел в русском в ав при греческом посредстве; в греческом второй звук этого дифтонга звучал, как неслоговое у (59. С. 8), а неслоговое у в великорусском переходит в в (ср. белорусско-русские соответствия).

Семантика топонима Кукарка может быть различной: «холм», «вершина холма», «поселение на возвышенном месте» (ср. г. Холм Новгородской обл.); от гипотетического этнонима кукары; от гипотетического прозвищного имени Кукар «высокий» (ср. с другим суффиксом имя новгородского боярина Кукасъ под 1459 г. – Фасмер. 107. II. С. 404); название могло отражать статус древнего города «высокое положение в иерархии». И. наконец, апеллятив kaukara соотносится с др.-инд. cocis «огонь», «пламя»; буквально: «вздымающееся ввысь» (95. С. 227), а, значит, топоним на этой основе мог иметь сакральный характер.