Литовский исследователь В. Гуделис, кажется, первым обратил внимание на наличие в пределах современной Кировской обл. топонимов с элементом гала, увидев в этом свидетельство о присутствии древних балтов на Вятской земле. Ему возражал В.А. Жучкевич, который считал, что эти топонимы занесены в Кировскую обл. переселенцами из более западных мест (17. С. 121). Сейчас, когда мы видим на территории Вятки обилие, в первую очередь, гидронимов балтийского происхождения, которые не могли быть названы мелкими группами переселенцев нового времени, это возражение следует отвергнуть. К тому же, в наше время уже установлено, что балтизмы обычны в Нижегородском Поволжье (Н.Д. Русинов), а в настоящей работе приводятся примеры балтийских гидронимов на территории Марий Эл, так что Вятка не является из ряда вон выходящим балтийским анклавом, а всего лишь северо-восточным продолжением былого расселения балтоязычных племен в лесной зоне Европы.

Но вернемся к элементу гала. Русинов предложил альтернативное балтийскому объяснение его присутствия в кировских топонимах (51. С. 56). Он обратил внимание, что в Азербайджане есть деревня Сувар-гала, около Бухары есть селение Гала-Ассия, в иранских языках и контактных с ними тюркских есть слово гала «стадо», «стая», «табун», «толпа», «орава».

Также южное происхождение элемента гала отстаивает Д. М. Захаров, выводя его из кала «крепость», «город», «поселок» «в иранских, тюркских и арабских языках» (18. С.53).

Какую же гипотезу предпочесть? Давайте посмотрим на топонимическое окружение села Вожгалы Куменского р-на. Это большое старинное село в верховьях р. Быстрицы в XIX в. было административным центром стана (аналог современному району). В окрестностях Вожгал в Быстрицу впадают Лебедка, Илеть и Лыстан (Лыстань). Выше мы уже отмечали, что гидронимы Илеть и Лыстан имеют явно балтийский характер. (Заметим в скобках, что р. Лебедка, скорее всего, не от рус. лебедь, иначе она была бы *Лебяжья по принципам севернорусского называния. Более вероятно, что в основе этого названия и.-е. *albh- «белый» и и.-е. суффикс -da: *albheda > *olbeda > *lebeda, так же, как и в основе апеллятивов лебедь и лебеда, с последующим оформлением на русской почве деминутивным суффиксом -ка. Ср. название р. Эльба: др.-герм. Alba > др.-слав. Olba > чеш. Laba). Может быть, этого и недостаточно для однозначного определения окрестного субстрата как балтийского. Но в Списке 1876 в 4 верстах от Вожгал обозначены два починка «Над речкой Карапулькой» и «Подле речки Карапульки» (NN 1377 и 1378). Таким образом, эти два починка сохранили название речки, которое нельзя иначе этимологизировать, как из лтш. karapulki «войска» или karapūļi «полчища (врагов)». Последнее слово ближе по звучанию к гидрониму (с мягким л), оно из латышского фольклора, скорее всего, общебалтийское. Такое значение, конечно, необычно для «речного» апеллятива, но, несомненно, отражает какие-то исторические реалии подобно Раздерихинскому оврагу в Кирове, где, по преданию, произошла битва вятчан с устюжанами.

Итак, мы видим, что, с одной стороны, вокруг Вожгал есть балтийские (наряду с русскими) гидронимы; с другой стороны, нет ни иранских, ни тюркских. Поэтому трудно предположить, что элемент гала в ойкониме Вожгалы имеет иранский, тюркский или, тем более, арабский характер. Финаль ы вместо а закономерна для окружающей местности, где ойконимы традиционно оформляются по типу множественного числа (ср. пос. Кумёны на р. Кумёне, а также многочисленные деревни Мошаны, Рудины и т.п.).

Слово (элемент) гала имеет в балтийских языках 4 значения:

— «болото»;

— «конец», «половина», «область», «местность»; в совр. языках: лит. galas, лтш. gals; последние два значения аналогичны славянским окраина, украина; ср. лит. Ariogala, Maišiogala;

— «сила» (в лит. gala);

— элемент, обозначающий принадлежность к этносу (субэтносу); лтш. Latgale, Zemgale (в рус. летописях летьгола, земигола, в совр. рус. латгальцы), а также галинды у Птолемея в Пруссии и голядь русских летописей на Протве.

Элемент гала (в великорусском произношении гола) в 1-м значении обычен на территориях Белоруссии, Ленинградской обл. и прилегающих районах. Топонимы этого типа легко этимологизируются из балтийских и восточнославянских языков и их географическое положение объясняет их названия (например, Парголово Ленинградской обл. – «Заболотье»).

Однако вокруг Вожгал нет значительных болот; большой массив торфяных болот начинается в 20 км к западу, ниже по течению р. Быстрицы. А около Вожгал, наоборот, довольно плодородные поля, в советское время там был колхоз-миллионер. То есть наличие болот никак не является характеристическим признаком этого населенного пункта.

3-е значение не характерно для топонимов. Из оставшихся двух мне кажется предпочтительным четвертое, хотя бы по схожести формы с этнонимами Latgale и Zemgale. Для уточнения вопроса попробуем этимологизировать элемент вож-, хотя учтем, что этнонимы часто с трудом подвергаются этимологизации, т.к. нередко «путешествуют» из одного языка в другой и/либо имеют очень древнее происхождение.

В непосредственном соседстве с Кировской обл., при впадении р. Лузы в р. Юг (можно сказать, стратегическом пункте древней геополитики) есть с. Варгалово. Первую часть этого топонима можно объяснить из лтш. слова vara «власть» или из слов общего с ним происхождения (ср. варяги, варанги). Суффикс -ово, скорее всего, возник позднее как привычное оформление для названия села. По аналогии можно предположить, что элемент вож- имеет подобное значение. В древнерусском было слово вожь «вождь, ведущий» (совр. рус. вождь из цер.-сл.). Таким образом, этноним вожгала с исконным звучанием *вожьгала был либо полукалькой балтийского *vargala, либо создан представителями промежуточного балтославянского диалекта, возможное в прошлом существование которого не отрицают ведущие лингвисты (например, В.И. Топоров). Падение редуцированной ь закономерна. С точки зрения семантики значения «имеющие власть», «ведущие» не противоречат традиции самоназваний этносов. Можно предположить также значение «имеющие вождя», «находящиеся в подданстве вождя»: ср. «царские» скифы в изложении греческих авторов.

Для полноты картины отметим пос. Вожгора в верховьях Мезени (-гор – характерный элемент в названиях русских населенных пунктов) и р. Вожгалянка в лесном массиве в Удмуртии по соседству с Кировской обл. В Удмуртии вообще несколько гидронимов и ойконимов с элементом вож-. в препозиции, что противоречит объяснению этой основы из коми вож «приток» (не говоря уже о географическом факторе; по-удмуртски приток вай). Обратим внимание также, что дер. Вожектем Сюмсинского р-на (на границе с Кировской обл.) расположена рядом с большим курганом. Все это может послужить основой для дальнейшей разработки этой темы.

В справочнике «Кировская область. Административно-территориальное устройство» (93) есть еще два населенных пункта с элементом -гала (-голо): дер. Бажгала Слободского р-на (за Вяткой по отношению к Слободскому, вблизи устья Белой Холуницы), и дер. Пайголово Яранского р-на. Захаров отмечает также деревни Бажгалы «в ряде районов».

В качестве гипотезы для интерпретации первой части топонима Бажгала можно рассмотреть корень баж- в диал. бажить «желать», бажоной «желанный» (отсюда же распространенные фамилии Бажов, Баженов и т.п.). Правда, этимологически этот корень восходит, скорее всего, к балтославянскому слову со значением «голод» (ср. лтш. bads «голод») с семантическим переносом «голод» > «голодать» > «возжелать» > «желать» по аналогии с «жажда» > «жаждать». Чередование д – ж обычно (ср. водить – вожь, садить – сажа и т.п.). Так что топоним Бажгала можно интерпретировать и как «желанный (дружественный?) народ», и как «голодный край». Второе значение мне представляется более вероятным.

Суммируя сказанное, отметим, что вожгала с большой вероятностью можно считать именем этноса или субэтноса славянского или балтийского типа, обитавшем на территориях нынешних Кировской обл. и Удмуртии и оставившем следы в бассейне Мезени. Топоним Бажгала, скорее всего, не связан с этнонимом, хотя также имеет балтославянское происхождение.